Молекулярная диетология / Урок / Независящая издание

У христиан чревоугодничество(чревоугодие) является одним из смертных грехов.

Фото Reuters

Чревоугодничество(чревоугодие) с незапамятных времен являлось одним из смертных грехов. Испанские конкистадоры узнали через краснокожих гуарани про рыжевато-серых мышей, коих районные обитатели добровольно употребляли в еду. Именовали юрких животных агути, другими словами «рыжими». Мы также «зимних» зайцев зовем беляками, а владельцев тайги, медведей, – «бурыми». Нежданно видовое заглавие данных юрких мышей понадобилось в передовых нейронауках. И вот каким образом-

В глубинах нашего мозга столоваться красноватое суть (N. Rubrum) и темная субстанция (S. nigra), и сыскалось пространство и нейронам аgouti, вырабатывающим агути-родственный пептид (АgRP). Пептиды предполагают собой «осколки» белков. Эти из их, который показывают активность в мозге, возымели заглавие «нейропептиды». Немалый заинтересованность молекулярных «диетологов» кроме агути вызывает кроме того РОМС, разве про-опио-меланокортин.

Меланоциты, якобы это идет по стопам из их наименования, предполагают собой мрачно покрашенные нервные клеточки. Их сильно много в упомянутой темной субстанции, клеточки коей синтезируют допамин, недостаток которого ведет к заболевания Паркинсона, а еще дрожанию рук у запойных алкоголиков. Помимо тонкой регуляции мышечных сокращений выделение допамина порождает у нас чувство удовольствия – вознаграждения, например, от еды и «принятия на грудь», от действия никотина и секса, вообще – от приятного во всех отношениях события. Cильные воздействия на мозг, заставляющие клетки черной субстанции выбрасывать излишние количества нейромодулятора, мы ощущаем обычно наутро в виде похмелья или ломки, угрызений совести и огромного желания начать новую жизнь с понедельника. Поэтому нет ничего удивительного в том, что в названии РОМС нашлось место и для «опио», поскольку опиум действует на нейроны сходным образом.

Многие помнят по школе, что наш мозг разделен на два полушария, соединенных миллионами нервных отростков в виде мозолистого тела. Под ним залегают зрительные бугры, или таламусы (Тhalamos), являющиеся самыми настоящими «движками» коры. Под ними залегает гипоталамус, считающийся центром нашего «автономного» хода, обеспечивающим наши самые сокровенные основные инстинкты, один из которых – желание поесть, когда мы голодны.

Нервные клетки с АgRP и «оппозиционные» им РОМС лежат в гипоталамусе, являясь основными «игроками» пищевого поведения. Если первые порождают чувство голода и стимулируют набор веса и сезонное накопление жира перед той же спячкой у медведей, то вторые призваны все это гасить, порождая чувство насыщения, и поддерживать постоянный вес.

Сотрудники Гарвардского университета опубликовали в журнале Neuron результаты своих опытов по манипулированию активностью нервных клеток, синтезирующих пептид голода. С этой целью они «сконструировали» нервные клетки двух указанных типов, на поверхности которых не было стимулирующих белковых рецепторов, активирующихся при действии глютаминовой аминокислоты. У генетически модифицированных мышей при отсутствии этих рецепторов на поверхности клеток АgRP наблюдался явный недобор веса в результате «вмененной» анорексии, то есть снижения аппетита.

Жертва допамина.

Фото Reuters

При искусственном «включении» нервных клеток с пептидом агути мыши начинают буквально пожирать пищу в четыре раза больше, чем контрольные. Дело в том, что нейроны агути имеют очень пластичные синапсы, то есть точки контактов нервных клеток. На отростках нейронов, дендритах, постоянно – иногда в течение секунд – образуются и исчезают так называемые шипики (spines). Буквально за несколько дней до появления статьи в Neuron пришло сообщение из Геттингена (ФРГ), где сконструировали принципиально новый микроскоп с разрешением менее Семьдесят нанометров.

К тому же такие «обжоры» готовы работать в пять раз больше последних, чтобы получить «добавку». Ничего подобного не наблюдалось у животных с выключенным геном рецептора в нейронах РОМС.Здесь требуется небольшое отступление. С помощью нового «наноскопа» удалось заснять самое настоящее кино продолжительностью более Одна тысяча секунд, «героем» которого стал всего лишь один шипик живой нервной клетки, динамично менявший свою форму.

В Гарварде подчеркивают, что глютаминовая кислота действует на очень пластичные синапсы и что ее рецепторы запускают процесс «спиногенеза», то есть образования многочисленных «контактных» шипиков. Голодание в течение суток увеличивало число шипиков на поверхности дендритов АgRР-нейронов на две трети (67%). Дендриты РОМС-нейронов шипиков не имеют, а если и имеют, то очень мало и долго не живут.

Новые достижения уникальны сами по себе, демонстрируя эстетическую изящность экспериментального подхода и возможность манипулирования отдельными живыми нейронами мозга. Ничего подобного не было еще даже в конце прошлого года.

Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

admin